Братья писатели

                    Очевидно, не привыкну
                    сидеть в "Бристоле",
                    пить чай,
                    построчно врать я, -
                    опрокину стаканы,
                    взлезу на столик.
                    Слушайте,
                    литературная братия!

                    Сидите,
                 10 глазенки в чаишко канув.
                    Вытерся от строчения локоть плюшевый.
                    Подымите глаза от недопитых стаканов.
                    От косм освободите уши вы.

                    Вас,
                    прилипших
                    к стене,
                    к обоям,
                    милые,
                    что вас со словом свело?
                 20 А знаете,
                    если не писал,
                    разбоем
                    занимался Франсуа Виллон.

                    Вам,
                    берущим с опаской
                    и перочинные ножи,
                    красота великолепнейшего века вверена вам!
                    Из чего писать вам?
                    Сегодня
                 30 жизнь
                    в сто крат интересней
                    у любого помощника присяжного поверенного.

                    Господа поэты,
                    неужели не наскучили
                    пажи,
                    дворцы,
                    любовь,
                    сирени куст вам?
                    Если
                 40 такие, как вы,
                    творцы -
                    мне наплевать на всякое искусство.

                    Лучше лавочку открою.
                    Пойду на биржу.
                    Тугими бумажниками растопырю бока.
                    Пьяной песней
                    душу выржу
                    в кабинете кабака.

                    Под копны волос проникнет ли удар?
                 50 Мысль
                    одна под волосища вложена:
                    "Причесываться? Зачем же?!
                    На время не стоит труда,
                    а вечно
                    причесанным быть
                    невозможно".

                    [1917]